Забытое искусство слушать

Photo by kyle smith

“Ты очень хорошо умеешь слушать” — сказал недавно мой клиент по бизнес-терапии. Для меня это практически высшая похвала. Почему? Несмотря на то, что люди целыми днями только и делают, что разговаривают, дискутируют и болтают, случаи, когда они по-настоящему слушают друг друга, так же редки, как искренние слова “прости меня, я был не прав”…

Чаще всего процесс коммуникации напоминает очередь в кассу кинотеатра на уже начавшийся фильм — собеседеник лишь нетерпеливо ожидает окончания вашей фразы, чтобы наконец-то высказать то, что волнует его самого. Ваши слова — лишь топливо для его персонального костра. Что вы на самом деле имеете в виду — его не волнует. По крайней мере до тех пор, пока вы не нарушаете его жизненный план. Даже люди, которые к нам относятся с участием и симпатией — родственники, партнеры и друзья, чаще всего наспех формируют поверхностную гипотезу того, что происходит с нами и вываливают популярный в нашей культуре для таких случаев совет.

Крайне редко мы испытываем опыт, когда человек напротив по-настоящему прилагает усилия, чтобы нас понять. Не присвоить нашей уникальной ситуации ярлык “Ситуация #1” или “Ситуация #2”. Не использовать наши слова для подтверждения какой-то модной теории, массажа своего эго или циничной манипуляции в своих интересах. Не поверхностое “вежливое” внимание с регулярным “ага” кивком. Нет, я говорю об опыте, когда мы ощущаем полное, искреннее, напряженное намерение с его/ее стороны разобраться, что на самом деле мы имеем в виду, когда произносим слова.

Более того, например в бизнесе, к сожалению, стало дурной привычкой во время переговоров говорить собеседнику “Я вас услышал” в ответ на его речь. Декларируемая цель — как бы дать понять, что слова собеседника приняты во внимание. Однако обычно всем присутсвующим ясно, что это отвратительный трюк и произносящий их имеет в виду обратное: “Я даже не пытаюсь вас понять. Впрочем, я заметил, что вы, кажется, зачем-то открывали рот”. Подозреваю, что эта практика — результат извращенных тренингов на тему “Навыки успешных переговоров”, где мертвая форма незаметно подменила живую суть. Неудивительно, что фраза “я вас услушал” чаще всего воспринимается как “Пошел на x@й!”, чем она, по сути, и является. Нет более верного способа угробить переговоры, чем последовательно выражать неуважение другой стороне. Как говорил Майкл Корлеоне в кладезе мудрости “Крестном Отце”: “Не притворяйся невинным. Это оскорбляет мой интеллект и очень меня злит.” [1]

Подозреваю, что эта практика — результат извращенных тренингов на тему “Навыки успешных переговоров”, где мертвая форма незаметно подменила живую суть.

Когда-то я прочитал: “Вы не знаете, что вы сказали до тех пор, пока кто-то не пожелает вам рассказать, что он услышал” [2]. Меня сильно поразила эта мысль. Ее автор — Юджин Джендлин, американский философ и психолог. Работая под руководством знаменитого психотерапевта Карла Роджерса, Юджин заинтересовался вопросом почему одним клиентам психотерапия помогает, а другим нет. Изучение множества аудио-записей психотерапевтических сессий показало, что дело было не в применяемых методах и не в действиях психотерапевта, а в том, КАК себя вел в процессе сессии клиент. Связь причины и следствия была настолько надежной, что в итоге даже студенты Юджина могли, после прослушивания записи первых сессий, предсказать кто из клиентов в итоге излечится, а кто нет. Успешные клиенты вели себя “необычно” — они делали паузы, прислушивались к самим себе, проверяя правильность высказанного; они были готовы быть в контакте со своими ощущениями во всей их полноте, несмотря на всю смутность, неопределенность и сложность. Однако по мере того, как клиенты были рядом с ощущениями, что были внутри них, терпеливо, внимательно и с уважением к ним относились, происходил процесс прояснения, который высвобождал пространство для новых возможностей, понимания и идей. Подобные шаги-подвижки (shifts) в их телесном опыте часто приводили к позитивным изменениям в поведении клиентов. Так родилась психотерапевтическая практика “Focusing”, эффективность которой подтверждена в более чем сотне научных публикаций.

“Вы не знаете, что вы сказали до тех пор, пока кто-то не пожелает вам рассказать, что он услышал”, Юджин Джендлин

В течение нескольких лет, пока я проходил обучение этому методу и сертификацию в американском “Institute of Focusing”, мне довелось многократно применять методику во время сессий с другими людьми в качестве клиентов и на самом себе. Благодаря этому я узнал, что значит быть по-настоящему услышанным другим человеком. В каком-то смысле я теперь “испорчен” навсегда, потому что мне тяжело выносить фальшивое общение между людьми, когда один лишь делает вид будто внимательно слушает другого. Я же знаю какой это восторг, когда человек точно понял, что второй так страстно пытался сказать. Это божественное удовольствие — “экстаз” и “умиротворение” одновременно. Вы словно возвращаетесь домой после долгих лет напряженных странствий, на мгновение в вашей душе воцаряется долгожданный покой. Любопытно, что это верно даже тогда, когда вы “всего лишь” точным словом даете имя смутной проблеме, которая давно уже не дает вам покоя. Казалось бы проблема еще никак не решилась, но будучи крепко ухвачена в сети нового смысла, она внезапно теряет часть былой тревоги и болезненной остроты. Последующий поиск решения становится более спокойным и уверенным процессом.

Что же требуется от слушателя, чтобы говорящий сумел в итоге услышать самого себя? Вопреки ожиданиям, совсем немного. Нужно сконцентрироваться на искренней попытке понять человека напротив, оставаясь открытым к чему угодно, что может произойти в процессе. Это значит не иметь заранее заготовленных гипотез, сценариев, планов, теорий и ожиданий. Это значит принимать происходящий процесс как он есть. Это значит быть полностью сфокусированным на другом человеке, одновременно оставаясь в интимном контакте с самим собой. Юджин говорил, что в такие моменты он находится “в отпуске от самого себя” [3], как бы откладывая в сторону все свои личные проблемы. Еще он писал в том духе, что на удивление, от слушателя не требуется быть чрезвычайно умным или проницательным, а достаточно просто быть самим собой — тем самым живым человеком, с массой своих недостатков и сложностей, который просто находится рядом с человеком. Важен не уровень моего интеллекта или владения методом, но именно мое искреннее желание понять человека.

Любопытно, что даже если буду допускать ошибки, то и это пойдет на пользу процессу, при условии что я буду готов их сразу признать, когда человек мне укажет, в чем я ошибся. Юджин пишет: “Если мое намерение в том, чтобы ухватить то, что человек пытается до меня донести, то в человеке возникнет большой отклик и он будет готов исправлять меня снова и снова, любое количество раз… Потому что в мире (этого человека) нет почти никого, кто когда-либо так делает” [4].

Мне кажется есть два принципиальных разных отношения к человеку. Первый, механистический, утверждает, что вы и я — есть сколь-угодно сложный, но бездушный и практически пассивный механизм, который из-за поломок и багов нуждается во вмешательстве извне прозорливого гения. Второй, гуманистический, воспринимает человека как самодостаточный процесс, который развивается по своей уникальной траектории и в состоянии сам себя излечить, если только ему помочь преодолеть временные блокировки и создать необходимые условия. Для “Механика” человек — это набор условий задачи, схема решения которых отвечает некому “проверенному” шаблону — нужно лишь выбрать какому из. “Гуманист” также усердно пытается овладеть широким набором различных инструментов, но, в отличие от “Механика”, откладывает их в сторону, когда перед ним садится конкретный человек. “Гуманист” скромно осознает изначальную уникальность ситуации человека, ограниченность применимости своих методов, и потому осторожно применяет свои инструменты, стараясь прежде всего не навредить, а потом уже помочь тому скрытому жизненному процессу, который априори больше, сложнее и выше его понимания.

Ту же фундаментальную разницу в подходах можно увидеть в воспитании детей, когда родители могут “механистически” затачивать ребенка под определенные цели (стать программистом, музыкантом, спортсменом и т.д.), пусть даже из лучших побуждений. Родители-”механики” знают “лучше”, в чем нуждается их дитя. Противоположный подход — когда родители считают, что они не знают истинных талантов, интересов и потребностей маленького человека и уж тем более они не в состоянии предсказать, в кого он может превратиться через 10, 20, 30 лет. Поэтому родитель-”гуманист” действуют как садовник, которому в руки вдруг попали семена неизвестного растения. Весь свой профессиональный и жизненный опыт, весь инструментарий садовник будет, конечно, применять, но лишь для того, чтобы раскрыть истинный потенциал того необычного и странного цветка, что занесло к нему в сад непредсказуемым ветром. Конечно, такое разделение — условность и упрощение, ведь в каждом из нас одновременно есть и “Механик” и “Гуманист”, которые борятся бесконечно друг с другом, и кто-то из них временно или постоянно занимает трон в нашей голове.

Ирония в том, что возможно причина, по который мы не пытаемся слушать друг друга в том, что мы, прежде всего, отчаянно хотим сами быть услышанными. И не получая этого от других, мы внутренне зациклены на этой проблеме, пожирающей все наше внимание, не оставляющее места для кого-то еще. Если так, то лучший способ добиться, чтобы собеседник попытался понять вас — это такое внимание вначале подарить ему/ей безвозмездно. Без гарантий что-то получить в ответ. Шаг на веру. Услышать другого, чтобы получить шанс быть услышанным самому. Очередной восхитительный парадокс жизни…

[1]- “Only don’t tell me you’re innocent. Because it insults my intelligence and makes me very angry.”-Michael Corleone (speaking to Carlo), The Godfather, 1972

[2]- “You don’t know what you said until somebody is willing to tell you what they heard.”, Eugene Gendlin

[3]- “The therapy is a vacation from myself”, Eugene Gendlin

[4]- “If my intention is to grasp what this person is trying to convey, there is going to be a big response in the person, they are gonna be willing to correct me any number of times. I don’t have to be bright and actually insightful. I can get it wrong and as long as I am trying to understand what this person is trying to convey, they will keep trying to tell me. And there is nobody hardly in the world who ever does that.Where would you go where would be somebody who wants to know not what the truth is, not what they think, but what you are trying to say, what you are trying to put across. So that way that contact comes… even if doesn’t go deeper. Even if we are going in circles.”, Eugene Gendlin

О том, чем занимается Александр, можно прочитать здесь

Другие статьи Александра можно найти на Medium, в блоге и на сайте.

Данная статья является частью “In-between” — проекта об искусстве жить между Хаосом и Порядком. Для этого я исследую жизнь с разных точек зрения — бизнес, семья, здоровье, спорт, психология, общество. Своими догадками и находками я делюсь через статьи, аудио-подкаст и видео-блог. Если вы хотите поддержать проект “In-between”,, то вы можете это сделать на краудфандинговой платформе “Patreon”, став Патроном моего творческого проекта.

Спасибо вам за чтение. Вам понравилась статья? Вы можете нажать на кнопку 👏 “хлопнуть в ладоши”, чтобы другим читателям было проще эту статью отыскать на Medium.

Get the Medium app

A button that says 'Download on the App Store', and if clicked it will lead you to the iOS App store
A button that says 'Get it on, Google Play', and if clicked it will lead you to the Google Play store