Как мне заниматься тем, что уже не интересно?

Steven Noble

Такой вопрос прозвучал вчера из уст предпринимателя, построившего несколько прибыльных компаний и теперь запускающего новый проект. Судя по реакции остальных участников встречи, вопрос был актуален не только для него. Наверное потому, что данная проблема универсальна — с ней регулярно сталкивается не только бизнесмен, но и любой человек. Это как чемодан без ручки — бросить его жалко, а сил нести дальше нет.

Это как чемодан без ручки — бросить его жалко, а сил нести дальше нет.

Будь чемодан старым и дырявым, расстастаться было бы легко. Но как “назло”, прошлые проекты приносят ощутимую прибыль, просто больше не растут так, как раньше, когда предприниматель развивал их сам. В свою очередь, от перспектив нового проекта захватывает дух, но как и всякое начинание, он требует вложения ресурсов. Как быть?

Первыми в голову приходят решения вроде привлечения энергичного управляющего партнера изнутри компании или извне. Сложность, однако, в том, что размер бизнеса должен быть достаточно крупным. Иначе не оправдать расходы на внедрение инструментов корпоративного управления, которые позволят пассивному акционеру управлять компанией через “дэшборд”. Без них можно либо лишиться сна из-за паранойи, либо потерять над бизнесом контроль. Ведь это лишь вопрос времени, когда водитель лимузина убедит себя, что машина — его, поскольку только он рулит, чинит, моет и заботится о ней.

Продажа старого проекта основателя также не воодушевляет, поскольку небольшой размер бизнеса означает низкую цену на фоне неизбежных затрат продавца по организации поиска покупателя, переговоров, оформления сделки и т.д.

Факт того, что компания не развивается без участия основателя означает, что бизнес-модель еще не отработана достаточно, чтобы наемный менеджмент мог сам исполнять алгоритм. Такой актив не подходит пассивному инвестору, что сильно сужает покупательский спрос.

Решать дилемму нужно в другой плоскости. Например, можно взглянуть на ситуацию глазами венчурного капиталиста. Если VC хорош в своем деле, то возможности для инвестиций он не ищет — лучшие из них сами гоняются за ним. Капитал тоже не проблема, поскольку людей с избытком денег всегда больше, чем тех, кто умеет их приумножить и сохранить.

Главное ограничение венчурного капиталиста — его психическая энергия, поскольку ее невозможно увеличить, одолжить или купить. В каждый момент времени он может заниматься малым числом проектов. Поэтому его задача — максимизировать отдачу на вложенный ресурс. Но речь не об известной отдаче на капитал, “Return On Investment” (ROI).

Главное ограничение венчурного капиталиста — его психическая энергия, поскольку ее невозможно увеличить, одолжить или купить.

Я бы сказал, что венчурный капиталист скорее максимизирует Return on Attention (ROA), то есть отдачу на внимание, вложенное в портфельный проект. Любой проект можно представить как сумму будущих денежных потоков, приведенных к сегодняшнему дню. Если результат каждого проекта соотнести с тем, сколько внимания предпринимателя он съест, можно оценить, чем обязательно стоит, а чем категорически нельзя заниматься.

Венчурный капиталист скорее максимизирует Return on Attention (ROA), то есть отдачу на внимание, вложенное в портфельный проект.

Такой анализ облегчает процесс принятия решений. Предположим, что старый проект обещает результат X, но требует 0.2 внимания предпринимателя, чтобы поддерживать статус-кво. Масштабный новый проект обещает 18X, требуя 0.9 внимания основателя. ROA нового проекта в 4 раза выше, чем старого. Однако сложность в том, что нельзя потратить 0.2+0.9=1.1 внимания, ведь его только 1.0. Значит старый проект нужно срочно продать, чтобы не ставить под угрозу вероятность реализации нового проекта. Но за какую цену не жалко продать?

Вряд ли можно ожидать, что за старый проект кто-то вдруг предложит 4X, чтобы он сравнялся в ROA с новым. Скорее его купят за сумму ниже — от 0 до X. Впрочем, это не важно. За старый проект приемлема любая сумма, поскольку цель предпринимателя — обеспечить ресурс своего внимания, чтобы успешно выстрелил его новый проект.

Можно сказать, что интуиция основателя не подвела. Его сомнения нужно ли продолжать заниматься старым, уже неинтересным, проектом вполне обоснованы. В отличие от инвестора, предпринимателю, в принципе, опасно одновременно инвестировать внимание больше, чем в один проект. Поэтому ответ на его вчерашний вопрос: “Ни в коем случае нельзя заниматься. Резать к чертовой матери!”.

В отличие от инвестора, предпринимателю, в принципе, опасно одновременно инвестировать внимание больше, чем в один проект.

“Кто вы и чем занимаетесь?”
​Меня зовут Александр Лядов. Как бизнес-терапевт, я помогаю предпринимателям быстрее принимать решения в нестандартных ситуациях.

“Было бы интересно узнать об опыте других, кто практиковал бизнес-терапию…”
​Прочитать отзывы моих клиентов можно здесь.

“Что-то не так с моим бизнесом. Вы можете мне помочь?”
​Забронируйте в моем календаре удобное вам время для звонка. Мы уточним вашу ситуацию и вместе обсудим варианты, как можно вам помочь.
​Забронировать звонок >>

Кто-то поделился с вами этим письмом? Отлично! Вы можете подписаться на все будущие рассылки здесь.

Как бизнес-терапевт, я помогаю предпринимателям быстрее принимать трудные решения на стыке бизнеса и личности.

Как бизнес-терапевт, я помогаю предпринимателям быстрее принимать трудные решения на стыке бизнеса и личности.