Art: St George Slaying the Dragon by Rosa Corder (1875–1890)

Люди, читающие мои статьи, спрашивают: «Почему ты не пишешь книги?». Предприниматели, покупающие мои советы, говорят: «Почему ты не запускаешь учебный курс?». Те, кому я помогал в роли фокусинг-партнера, удивлялись: «А ты не думал стать психотерапевтом?». На борьбе меня спрашивают: «Когда ты уже начнешь тренировать группу?».

Проблема не в том, что мне нечем поделиться. Совсем наоборот — я слишком многое хочу рассказать. Знаю, звучит странно, но это так. Сложность именно в той особенности, что для некоторых людей делает столь полезными мое внимание, советы и статьи — пересечение в одной точке cамых разных дисциплин, увлечений и интересов. В силу неведомых причин мое любопытство жадно питается построением неочевидных мостиков между отдаленными островками знаний. В то время как многим нравится сильнее погружаться вглубь, меня почему-то неудержимо тянет вширь-вдаль-насквозь. Как только ум ловит суть той или иной дисциплины и вплетает ее в уже известный узор из ранее изученных других, в моей голове вместо живительного куража воцаряется убийственная скука. Дар это или проклятье пока не ясно.

Наши действия иллюстрируют намерения лучше, чем слова. Получив диплом химика-аналитика, я долго руководил рекламным бизнесом, потом помогал богатым людям управлять их благосостоянием, затем управлял фондом прямых и венчурных инвестиций. Рекламист, выбравший бизнес-школу Чикаго, более популярную среди банкиров и финансистов. Инвестиционный менеджер, увлеченно развивавший компании из таких индустрий как е-коммерция, энергетика, дистрибуция, страхование, недвижимость, медиа и других. От стартапов до зрелых бизнесов, от токсично-проблемных до здоровых и быстрорастущих. Жадно изучал корпоративное управление. Прошел интенсивный курс обучения психотерапевтическому методу focusing. Пару лет назад на на шутку увлекся борьбой и недавно стал чемпионом Европы. Казалось бы, что общего между химией и рекламой, управлением активами и психотерапией, предпринимательством и бразильским джиу-джитсу, стартапами и психоделическим ритуалом, венчурными инвестициями и подкаст-интервью?

Вглубь одной или между разными дисциплинами — нельзя сказать какой способ познания мира важней. Когда окружающая среда стабильна, наши ожидания воплощаются и суть проблемы ясна, то нам нужен лучший эксперт в узкой области. Для забивания гвоздей мы ищем молоток, для пересадки сердца зовем светило, для продаж нанимаем лучших сейлзов. Это территория Порядка — того, что нам давно и хорошо известно. Однако иногда все меняется и наш привычный мир расползается по швам. Заточенные инструменты не работают, вчерашняя бизнес-модель дает сбой, в коллективе падает мотивация, отлаженные годами процессы сбиваются, надежный навык дает сбивающий с толку результат. Иногда этот кризис всеобщий (вроде 1998 или 2008 года), иногда частный, как в случае организации или отдельной личности. Но всякий раз, когда он наступает, каждый человек (владелец, министр, родитель, ученый, атлет) погружается в преисподнюю, в подземный мир, в Хаос. Смятение, депрессия, раздражение, гнев, беспомощность и потеря смысла становятся новыми спутниками человека.

К сожалению в нашей культуре практически нигде не учат как действовать в кризис, как трансформировать Хаос в Порядок, как в этой неразберихе ориентироваться и на что опираться. Наука убила смысл религии, но своего смысла не дала взамен. Когда-то ценился опыт старых людей, мудрость сказок и мифов, но сейчас это моветон. В мире целлулоидного инстаграма, как во дворце отца Будды, нет места страданиям и смерти, но лишь празднику и красоте. Общество делает вид, что есть только одна, упорядоченная сторона жизни, в которой все уже ясно или же все станет ясно вот-вот. При этом к кризисам (общественным, организационным и индивидуальным) отношение такое, как будто их нет. Или точнее, как к чему-то странному, ненужному, вредному, отвратительному или даже постыдному, что нужно «просто перетерпеть», заглушить алкоголем или антидепрессантами, решить простыми рецептами «Сделай так!», мотивационными лозунгами «Соберись, тряпка!» или обвинением других групп «Виноваты они (капиталисты, националисты, масоны, соседи и т.д.)!». Людям нравится комфортное состояние До и После кризиса, когда Еще действует старая модель (мировоззрения, бизнеса, воспитания) или Уже найдена новая, безопасная и надежная, модель. Но момент перехода из одного состояния в другое — in-between — нас пугает своей неизвестностью, неопределенностью, отсутствием опоры, и мы стараемся его как-то по-быстрому проскочить.

Проблема, однако, в том, что проскочить нельзя. Не пережив кризис в полной мере, нельзя извлечь его смысл, трансформировать его «-» в «+», а значит человек скоро встретит тот же кризис опять, но в иных декорациях. Если в обществе нет всеми принятых способов выявления, признания и разрешения кризисов, то человек остается с проблемой один на один. Если общество не желает обращать внимания на кризис, то человек начинает проблему скрывать и/или пытаться решить ее самостоятельно. Очевидно, что если каждый будет заново изобретать способ решения значимой, но необычной проблемы, то он это сделает неэффективно, теряя драгоценные годы жизни и/или ресурсы организации. Не будь этой стигмы порочности, «тайное» знание было бы доступно всем повсюду, постоянно обогащаясь за счет свободной дискуссии и обмена опыта разных людей.

Например в культуре индейцев бассейна амазонки, где я был прошлым летом, трансформационное, то есть переходное состояние человека — это нормальная часть культуры, которой, кстати, многие тысячи лет. Если у члена племени возникают проблемы, которые он не в состоянии сам разрешить (посттравматический стресс, трагическая неудача, утрата дорогого существа, серьезная болезнь и т.д.), то он/она обращается к шаману. Шаман не является носителем знания, а лишь опытным проводником, помогающим человеку самому быстрее и эффективнее пройти через трансформацию, катализируя процесс с помощью ритуала (например аяуаски). Понять самостоятельно, что с тобой происходит во время ритуала очень сложно, поэтому шаман помогает правильно уложить полученный опыт в голове. Не зря альпинисты, идущие на покорение смертельно-опасных вершин, берут с собой шерпов — опытных помощников-проводников из местного населения Непала и Тибета. Для индейца помощь шамана — часть нормальной жизни. Для нас обращение к психотерапевту или ментору за советом — слабость и стыд.

В нашей культуре нет признания ценности трансформационного состояния как неотъемлемого элемента бытия. Как следствие, почти нет места для заинтересованного обсуждения этого феномена, отбора лучших подходов и идей. Конечно мы повсюду слышим о необходимости инноваций, о быстро изменяющемся контексте, об опасности застрять в прошлом, но почти никто не объясняет КАК? В своем фундаментальном труде «Структура научных революций» Томас Кунн подробно описывает разницу между Нормальным и Революционным состоянием науки, о том, как накапливаются противоречия и фрустрации в научной среде, в итоге приводящие к смене лидирующей парадигмы. Однако он нигде не объясняет как именно и за счет чего происходит этот скачок. Так многие творческие люди, изобретатели и ученые вспоминая о своем открытии, максимум, что могут поведать: «Я долго работал над проблемой… перепробовал тысячи способов… был в отчаянии… а потом в душе (в трамвае, во сне), меня внезапно осенило…». Читать такие откровения увлекательно, но они мало учат тому, как именно вывернуть фрустрирующую проблему «мехом наружу», как родить парадоксальное решение, методично предприняв те или иные шаги.

Ирония состоит в том, что кризисы происходят в жизни общества, организации и человека много чаще, чем это принято считать. Всякий раз, когда вы впадаете в ступор и не знаете, что предпринять; когда в башню торгового центра врезается самолет; когда второй ключевой сотрудник компании внезапно уходит; когда ваше мнение или убеждения порождают внезапную боль; когда обнаруживаешь обман человека, с которым ты прожил(а) всю жизнь; когда основной клиент или инвестор непривычно долго тянет с платежом, когда ребенок давно не звонил, хотя должен; когда на теле обнаруживается подозрительное пятно; когда незнакомый человек в лифте вызывает безотчетный ужас; когда ненавидишь то, что так долго добивался и ждал; когда любопытство тянет туда, куда, кажется, глупо или опасно смотреть — во всех этих и еще миллиарде случаев мы имеем дело с аномалией — предвестником кризиса, посланником Хаоса. Банка с червями сценариев опрокинулась. Что дальше произойдет — не знает никто.

Согласно Википедии: «Кризис (греч. κρίσις — решение; поворотный пункт) — переворот, пора переходного состояния, перелом, состояние, при котором существующие средства достижения целей становятся неадекватными, в результате чего возникают непредсказуемые ситуации… В изначально медицинском определении понятия «кризис» определялось состояние пациента, выход из которого ведёт либо к его смерти, либо к возрождению». Собственно вероятность смерти, физической или символической (потерь чего-то дорого), и пугает нас, когда мы ощущаем кризис, заставляя всячески его избегать. Однако возможность возрождения, то есть переход на новый уровень, так же реальна, и, собственно, она должна бы к себе манить. Нас останавливает лишь недостаток знаний и навыков как именно можно и нужно умирать, а затем возрождаться. Иначе мы бы с радостью и без промедления сжигали бы пустые, отжившие части нашей личности (компании, культуры), с нетерпением ожидая рождения обновленной версии себя. То есть нам как в сказке, не хватает источника “мертвой” и “живой” воды.

Частично знания об грамотной ориентации в кризисе, выявления и разрешения корневых противоречий, можно подчерпнуть у избранных психотерапевтов, военных специалистов, религиозных деятелей, кризисных управляющих, врачей, предпринимателей, изобретателей, спортивных тренеров и творческих людей. Потенциально любой опытный специалист, переживший или наблюдавший большое число ситуаций “на грани”, и поднявшийся над рамками своей дисциплины на мета-уровень, может в этом смысле кое-чему научить. Работы Юнга, Роджерса, Франкла, Ленгле, Джендлина, Пригожина, Альтшуллера, Бойда, Куна, Достоевского, Сузуки, Петерсона, Голдрата, Миллера, Голви, Данахера, Беккера, Антония Сурожского и многих других замечательных людей с разных сторон освещают эту тему. Однако в целостном виде (концептуально и методически), я этого пока нигде не нашел. Но однажды все-таки надеюсь найти.

Сегодня у меня в руках набор разных инструментов, которые я откопал в самых неожиданных областях. С их помощью я атакую чужие и свои проблемы, стараясь минимальными усилиями извлечь непропорционально большой эффект. Бывает получается, бывает нет, но это тот случай когда сам процесс награждает так же щедро, как и результат. В корнях каждого кризиса лежит противоречие. В Теории Решения Изобретательских Задач есть правило: противоречия надо усиливать, обострять, доводить до предела. Это верно и в отношении самого кризиса как общественного феномена — отношение к нему нужно обострять.

К чему я все это пишу? Во-первых, мне хочется сорвать покров предубежденности с понятия «кризис», помочь ему стать неотъемлемой и даже желанной частью обычной жизни. Во-вторых, я верю в возможность объединить самые разные подходы, чтобы использовать потенциал кризиса для «квантового скачка» человека, перерождения бизнеса, обновления культуры. В-третьих, мне интересно найти людей, у кого похожие цели, кого также неудержимо влечет эта странная область in-between, где из мутного Ничто рождается восхитительное Нечто.

О том, чем я занимаюсь, можно прочитать здесь

Другие мои статьи можно найти на Medium, в блоге и на сайте.

Эта статья является частью “In-between” — проекта об искусстве жить между Хаосом и Порядком. Для этого я исследую жизнь с разных точек зрения — бизнес, семья, здоровье, спорт, психология, общество. Своими догадками и находками я делюсь через статьи, аудио-подкаст и видео-блог. Если вы хотите поддержать проект “In-between”, то вы можете это сделать на краудфандинговой платформе “Patreon”, став Патроном моего творческого проекта.

Спасибо вам за чтение. Вам понравилась статья? Вы можете нажать на кнопку 👏 “хлопнуть в ладоши”, чтобы другим читателям было проще эту статью отыскать на Medium.

Как бизнес-терапевт, я помогаю предпринимателям быстрее принимать трудные решения на стыке бизнеса и личности.

Как бизнес-терапевт, я помогаю предпринимателям быстрее принимать трудные решения на стыке бизнеса и личности.