Опыт поражения

Конечно, мой поврежденный локоть болит. Еще сильней задета моя гордость. Незнакомый юноша вчера «открутил» мне руку в борьбе. Семнадцать лет — практически возраст моего сына. И тоже «синий пояс» как и я. Чувствую себя скверно. Как к такому проигрышу отнестись? Что означает моя ошибка? Это важно, так как даже небольшое отклонение снаряда в начале траектории означает отклонение на километры в конце.

Я легко мог бы отмахнуться от анализа, удовлетворившись фактом разницы в возрасте — мол, что вы хотите — метаболизм, обогащение кислородом, скорость, выносливость и т.д. Однако, это слишком поверхностное объяснение, к тому же ведущее в тупик. Все мы в чем-то «ущербны» в сравнении с другими, у нас никогда в достаточной мере всего нет. Когда мы юны, нам не хватает фокуса, в зрелости — синхронизации целей и средств, в старости — исчезает желание бороться за что-нибудь вообще. Вопрос, конечно, не в поиске дополнительных ресурсов, но в бережном и творческом использовании того, что у нас уже сейчас есть.

Наверняка я был физически сильнее этого парня. Возможно, знал техники, которыми мог его удивить. Но я даже не успел их применить. Парень оказался быстр как молния и обладал взрывным импульсом. К работе на таких скоростях я оказался не готов. Он быстро обошел мою защиту и молниеносно рванул мой локоть на рычаг.

Тем не менее я могу вспомнить и других быстрых и даже более жестких противников, которых мне удавалось как минимум нейтрализовать, а то и одержать победу. Дело явно не только, а точнее, не столько в его скорости. Очевидно, дело во мне.

Я приехал в чужую страну и пришел в незнакомый клуб на разовую тренировку, договорившись с руководителем через фейсбук. Казалось бы, мне стоило бы быть осторожным. Однако я почему-то пребывал в расслабленно-игривом настроении, словно зашел в свой родной клуб, где меня ждет увлекательная и веселая тренировка с давними друзьями. Когда в Киеве я борюсь в первый раз с незнакомыми людьми, то всегда договариваюсь «не сходить с ума» и «не рвать изо всех сил» на болевых приемах. Это позволяет нам присмотреться друг к другу, узнать новые техники и избежать травм. Но вчера я почему-то этого не сделал. И за беспечность заплатил сполна. Оказалось, что юноша готовится к ближайшим соревнованиям в Казахстане и уже находится в режиме «kill-them-all».

Тот, кто участвовал в соревнованиях, знает, что две схватки — обычная клубная и соревновательная — отличаются как небо и земля. Во время чемпионата соперники живут в ином, практически измененном состоянии. Оно характеризуется выкладкой всех имеющихся сил, предельной концентрацией сознания и высоким уровнем стресса. В идеале твой страх становится топливом для агрессивности, помогая сделать то, что в нормальной жизни ты бы не смог. Кто в своей машине любит жать на кнопку «Boost» под педалью газа, тот хорошо представляет «квантовый скачок» в мир других скоростей. Я лишь недавно (тридцать лет спустя) снова стал участвовать в соревнованиях по борьбе и с удивлением открыл в себе этот режим, о котором ранее не подозревал или забыл. Однако, пока еще я не научился брать его под контроль. Подобно вдохновению, он приходит когда хочет этого сам.

На тренировках мы часто обсуждаем как «запускать» себя на борьбу. Например, у моего тренера Олега Ганичева на европейских соревнованиях этот режим включился после того, как оппонент Олега повел себя крайне некорректно, а судья допустил ошибку. К счастью удалось восстановить статус-кво и противники встретились снова. Нужно было видеть перемену в Олеге — это был практически другой человек — острый и жесткий, как скальпель хирурга. Неудивительно, что всего через 15 секунд схватка закончилась болевым приемом и безоговорочной победой Олега.

Каждый мечтает о возможности в критический момент по своему желанию нажимать кнопку «вкл.». У меня она медленно активируется тревогой за пару недель до соревнований. Иногда боль во время схватки запускает «спортивный» режим. Однако вчера я был настолько миролюбив и расслаблен, что в схватке с юношей даже боль не помогла. Ошеломлен ли — да, удивлен ли — конечно, но разозлился ли — как-то нет. Теперь вот злюсь на себя. Буду тщательно изучать спортивную психологию — очень хочется научиться управлять «темной» частью себя.

Когда я занимался крав-магой, у нас было полезное упражнение «минута ярости». Нужно было взорваться и изо всех сил наносить удары по специальной подушке, забыв о правильности ударов и вообще обо всем, кроме желания уничтожить противника. Оказывается довольно сложно растревожить улей своей ярости. Спонтанно на дороге, когда тебя подрезали — пожалуйста, сознательно по запросу — нет. Помню однажды я заглянул чтобы что-то передать на семинар для женщин по самозащите от насилия. Я застал любопытное упражнение, когда инструктор, полностью защищенный экипировкой с головы до ног, изображал насильника, целью которого было стянуть штаны с девушки. Задачей «жертвы» было продержаться одну минуту и ей было разрешено защищаться любым способом. Казалось бы чего пугаться — кроме инструктора (и меня) кругом были одни девушки. И чего можно ожидать от обычных офисных работниц и домашних мам? Однако, нужно было видеть в каких яростных фурий эти дамы превращались, по серьезному входя в раж и не желая «отдать ни пяди врагу». Несмотря на защиту, на инструктора было больно смотреть. Интересно, что и для самих участниц это был «момент истины», словно они впервые узнали о существовании своей «тени» по Юнгу. Мне кажется, это очень ценное откровение для каждого человека.

Помимо этих психологических уроков, мой юный противник предельно обнажил мои слабые места. Я давно догадывался, что «проигрываю» схватку уже в самом начале, позволяя оппоненту навязать мне свою игру. Каждый раз, когда я начинаю борьбу, зная чего и как хочу добиться, то очень часто побеждаю (или же чему-то учусь). Если же я пассивно жду возможностей, которые противник мне вдруг предоставит, то результат сложнее предсказать. Бывает мне везет, но часто шанс так и не приходит. Наличие ясной цели упорядочивает выбор вариантов — падая с дерева, наши руки интуитивно нащупывают ветвь. Изучая новые города, я стараюсь выбрать хоть какую-то цель, а затем гуляю по городу, постепенно к ней приближаясь. В процессе можно встретить столько всего любопытного, что может даже затмить саму цель. Но изначально без цели начать сколь-либо поступательное движение сложно — иначе, как метаниями такой путь не назовешь.

Основатель теории ограничений Эли Голдратт очень любил задавать вопрос «Зачем?» («What for?»). Это вопрос о сути функции, цели и смысла — есть ли ради чего делать конкретный шаг. Мне кажется мы часто забываем задавать себе этот чертовски важный вопрос. Он, как рывок Мюнхгаузена за волосы, вытягивает нас из болота обусловленного контекста, позволяя взглядом свободного человека оценить нужно ли двигаться вообще и если да, то как. Мне стоило бы задать себе этот вопрос перед вчерашней схваткой, точнее перед входом в незнакомый клуб. Наверняка, ответ заставил бы либо развернуться к дому, либо же войти так, как входил в темную пещеру первобытный человек — с обостренным вниманием, жадным любопытством, желанием выжить и готовностью победить. Позавчера мне исполнилось 46 лет, а выходит, еще столькому необходимо научиться, что просто голова кругом идет…

Как бизнес-терапевт, я помогаю предпринимателям быстрее ориентироваться в нестандартных ситуациях. Подробнее о бизнес-терапии можно прочитать здесь. Если вы попали в новую, нестандартную ситуацию, то вам наверняка пригодится мой бесплатный “Чек-лист предпринимателя: 12 шагов в тупике”.

Эта статья является частью “In-between” — проекта об искусстве жить между Хаосом и Порядком. Для этого я исследую жизнь с разных точек зрения — бизнес, семья, здоровье, спорт, психология, общество. Своими догадками и находками я делюсь через статьи, имейл рассылку и аудио-подкаст.

Спасибо вам за чтение. Вам понравилась статья? Вы можете нажать на кнопку 👏 “хлопнуть в ладоши”, чтобы другим читателям было проще эту статью отыскать на Medium.

Как бизнес-терапевт, я помогаю предпринимателям быстрее принимать трудные решения на стыке бизнеса и личности.