Самый лучший игрок

У нас, с моим спарринг-партнером Ромой, есть ритуал. По утрам мы крепко боремся. Потом в награду пьем вкусный кофе. Беседуем о жизни и борьбе. Вчера мы задумались над вопросом, что значит быть хорошим атлетом в контактных видах спорта.

Первое, что приходит на ум — это, собственно, его природная одаренность, меткость, сила воли, сфокусированность, прилежность — короче, все, что позволяет в схватках атлету побеждать. Однако, этого недостаточно, чтобы стать настоящим победителем.

“Жизнь — это не игра, но серия игр”. Странные слова канадского психолога Джордана Питерсона засели у меня в голове. Вполне естественно желать всей душой выиграть конкретное соревнование или схватку. Но, одержимый духом конкуренции, человек иногда готов буквально на все. На Чемпионате Европы соперники нашего тренера Олега Ганичева подавали ему сигналы о сдаче, а потом “на голубом глазу” все отрицали, а также буквально до крови кусали его за руку, пока не видел судья. Это им, правда, не помогло. Но даже если бы они победили, то чего стоит такая медаль, я не знаю — “победитель”-то в душе все о себе знает. Помню, на чемпионате Киева в прошлом году я получил золото, потому что один мой соперник не пришел, а другой был дисквалифицирован. Мне не в чем было себя винить, но даже о такой победе кому-либо сообщать было неудобно. И наоборот, на чемпионате Украины я с огромным трудом победил каждого из трех своих оппонентов. Каждый раз, когда судья поднимал мою руку, я удивлялся, так как был уверен, что наверняка проиграл. Однако эта медаль греет мне сердце.

“Жизнь — это не игра, но серия игр” — Джордан Б. Петерсон

В каждом большом борцовском зале попадаются люди, которым словно наплевать на всех остальных. Они заряжены на победу любой ценой в каждой схватке. Как правило, у всех, кто с ними соприкасается, возникают “случайные” травмы. Они “дико извиняются” и сетуют “что так неудачно получилось” или же корят другого “тут ты сам виноват”, но статистика вещь упрямая — их история повторяется вновь и вновь. Вначале, в шутливой форме, коллеги пытаются обратить внимание “терминатора” на растущее число его жертв. Затем, незаметно, он приобретает ореол “прокаженного” и большинство умных борцов начинают его попросту избегать. Характерно, что даже если атлетическая одаренность и технический уровень такого борца были высокими, то такое поведение рискует замедлить дальнейший прогресс. Справедливости ради нужно отметить, что каждый из нас иногда становится таким “терминатором” в силу разных причин. Помню, я сам как-то был на тренировке излишне горяч и жестковат, и локтем разбил товарищу бровь. Пришлось потом ехать зашивать его на ночь глядя. До сих пор стыдно перед ним за этот эпизод. Вопрос в том, является ли такое поведение спортсмена в клубе аномалией или нормой.

Дело в том, что развитие технических навыков спортсмена происходит в основном тогда, когда он находится в относительной безопасности и доверяет партнеру. Тогда он может позволить эксперимент — опробовать новую технику, протестировать свежую тактику, позволить себе ошибиться. Однако, если это схватка как в последний раз, люди включают режим “берсерка” — то есть стараются символически выжить и убить. Здесь уже не до творчества и экспериментов, в ход идут только старые, отработанные приемы с гарантией результата. Брутальные спарринги в соревновательном режиме нужны и важны (для других целей), и потому все известные тренеры советуют ограничивать объем экстремальных тренировок.

Помимо этого, в контактных видах спорта попросту невозможно расти, если никто тебя не хочет приглашать в игру. Талантливый футболист, не желающий дать пас товарищу по команде. Боксер, стремящийся с каждым ударом потушить сознание у спарринг-партнера. Борец, быстро и резко заканчивающий болевой прием на неопытном или зазевавшемся коллеге по клубу. Но если ты останешься в одиночестве, то как ты будешь расти? Груша и манекен — вот твоя команда.

В контактных видах спорта попросту невозможно расти, если никто тебя не хочет приглашать в игру.

Было проведено любопытное исследование, в котором паре крыс давали возможность играть в серии раундов. Крысы, кстати, очень любят буйные игры. Если одна крыса была по весу больше другой на 10%, то более крупная, конечно, побеждала. В следующем раунде проигравшая обычно приглашала победителя снова поиграть. Однако, если “здоровяк” не давал “малышу” выигрывать хотя бы в 30% случаях, то в дальнейшем крупная крыса оставалась одна — она не получала приглашения от товарища. Можно считать это примером возникновения примитивной морали даже у млекопитающих.

А что у людей? Джордан Питерсон утверждает, что одной из главных задач родителей является помочь ребенку стать достаточно социально привлекательным, чтобы другие дети звали его/ее в игру. Причем, сделать это необходимо до 3–4х лет, дальше исправить проблему практически невозможно. Польза очевидна — чем больше другие люди хотят с вами взаимодействовать, тем больше у вас возможностей творить, преуспевать и вообще увлекательно жить.

Таким образом, задача человека не в том, чтобы выиграть данную конкретную игру/схватку/сделку, но выиграть последовательно множество будущих игр/схваток/сделок в своей жизни. А для этого иногда даже нужно проиграть, но сделать это грациозно и великодушно, чтобы другие это заметили и оценили. Идеальная же победа — это когда твой выигрыш одновременно создает больше пользы и возможностей для всех остальных.

Идеальная же победа — это когда твой выигрыш одновременно создает больше пользы и возможностей для всех остальных.

В одной из лекций Джордан делает любопытное наблюдение о связи кооперативности и конкуренции. Любая хорошая игра достаточно конкурентна, чтобы позволить выявить лучшего по компетентности игрока. Однако, конкуренция включена в контекст кооперативности, поскольку есть ряд общих целей и правил, которые добровольно разделяют и на себя налагают все участники игры. Продолжая развивать эту мысль, очевидно, что игра быстро потеряет смысл, если конкуреция (победа любой ценой) возьмет верх над готовностью сотрудничать — например, если отдельные игроки станут жульничать и это им систематически сойдет с рук.

Нетрудно провести параллель между борцовским залом и государством. И то и другое — может быть воспринято как добровольная игра множества индивидуальных участников. Чего они все хотят? Одержать победу подлым образом в данном раунде и постепенно остаться вообще вне игры? Импульсивно удовлетворить свои мгновенные желания за счет других или же дальновидно учесть интересы остальных? Конечно, в отличие от спортзала, государство обладает большей инерционностью и непрозрачностью в обмене информацией, но общая динамика и там и там одна. Выход, как мне кажется, в обеспечении чистоты своей собственной игры, и неважно в каком она происходит масштабе. Может показаться, что моя собственная игра не оказывает влияния на макроуровне. Однако, не стоит недооценивать совокупную мощь множества малых игр. Весну приносит море ручейков.

Photo by rawpixel

О том, чем я занимаюсь, можно прочитать здесь

Другие мои статьи можно найти на Medium, в блоге и на сайте.

Эта статья является частью “In-between” — проекта об искусстве жить между Хаосом и Порядком. Для этого я исследую жизнь с разных точек зрения — бизнес, семья, здоровье, спорт, психология, общество. Своими догадками и находками я делюсь через статьи, аудио-подкаст и видео-блог. Если вы хотите поддержать проект “In-between”, то вы можете это сделать на краудфандинговой платформе “Patreon”, став Патроном моего творческого проекта.

Спасибо вам за чтение. Вам понравилась статья? Вы можете нажать на кнопку 👏 “хлопнуть в ладоши”, чтобы другим читателям было проще эту статью отыскать на Medium.

Как бизнес-терапевт, я помогаю предпринимателям быстрее принимать трудные решения на стыке бизнеса и личности.

Как бизнес-терапевт, я помогаю предпринимателям быстрее принимать трудные решения на стыке бизнеса и личности.