Сделать, чтобы понять

Photo by Rick Mason

Принято считать, что для достижения чего-либо вначале нужно поставить ясную цель, а затем упрямо к ней двигаться словно лосось на нерест. И хотя данный подход себя отлично зарекомендовал, особенно для координации и направления людских сообществ, в жизни бывают ситуации, когда все происходит с точностью до наоборот. Правда, иногда требуется несколько лет, чтобы соединить все точки в единый узор.

В 2012 году я прочитал книгу “Фокусинг” Юджина Джендлина (Eugene Gendlin), профессора философии Чикагского университета, ученика и коллеги знаменитого психотерапевта Карла Роджерса. Чем-то меня эта книга сильно зацепила, так что я написал письмо в Нью-Йорк, в “International Focusing Institute” с просьбой подсказать где и у кого я могу научиться методу, поскольку в Украине никто тогда (да и сейчас) не практиковал. К счастью мне ответила Нада Лу (Nada Lou), одна из близких друзей и учеников Юджина, и подсказала следующие шаги. Так начался мой путь в Фокусинге. Я стал ездить в Европу и США на тренинги, изучать труды Джендлина, участвовать в конференциях и, главное, практиковать этот метод с более опытными людьми изо всех уголков мира.

Большинство участников семинаров и конференций были профессиональными психотерапевтами, психологами всех мастей, воспитателями и различными социальными работниками. Среди них я, на тот момент управляющий инвестиционным фондом, мягко говоря, смотрелся очень странно. Никого больше из мира бизнеса на таких мероприятиях я ни разу не встречал. Когда мне кто-то задавал вопрос “Почему вы здесь?”, внятного ответа у меня не было. Потом я стал выдавать дежурную версию про то, что, мол, изучаю Фокусинг просто для себя. Однако, положа руку на сердце, я не понимал зачем мне это нужно — лишь чувствовал, что какой-то тайный смысл в этом есть. Надоедающего критика мне приходилось забалтывать тем, что, возможно, эти навыки как-то потом мне пригодяться в бизнесе. Правда, порой это было сложно, как, например, на тренинге “Фокусинг для работы с детьми”, но я упрямо продолжал двигаться в неведомом направлении.

Однако, положа руку на сердце, я не понимал зачем мне это нужно — лишь чувствовал, что какой-то тайный смысл в этом есть.

Собственно, я опирался на свое любопытство. Каждая прочитанная статья, пройденный семинар или пережитая сессия каким-то тайным образом двигали меня вперед, одновременно и удовлетворяя и еще больше распаляя мою жажду узнать больше. Иными словами, мне не приходилось ничему себя заставлять. Так незаметно пролетело 7 лет, я прошел несчетное число часов терапии в качестве “listener” (слушающего) и “focuser” (фокусирующегося), и получил сертификат “Proficiency as a Focusing Partner”. Однако, ответа на вопрос “Зачем мне это?” не было. Только сейчас ответ медленно кристаллизуется прямо у меня на глазах.

Последние три года я все более интенсивно работаю с собственниками и руководителями бизнесов, занимаясь тем, что я называю бизнес-терапией. Это отличается от бизнес-консультирования, поскольку, как правило, бизнес-консультантов привлекают тогда, когда проблема ясна и нужны проверенные решения — так называемые “лучшие практики” (“best practices”). Я же работаю на более ранней стадии — когда уже есть болезненные негативные симптомы, но еще не понятно, где питающий их “корень зла”. Моя задача — исследовать этот хаос, диагностировать “корневую” проблему и вместе с собственником найти оптимальное решение с учетом возможностей и ограничений конкретного бизнеса. Последующим внедрением решения занимается команда собственника самостоятельно или с привлечением бизнес-консультантов. А я переключаюсь на следующий пожар.

Я же работаю на более ранней стадии — когда уже есть болезненные негативные симптомы, но еще не понятно, где питающий их “корень зла”.

Иными словами, мой профиль — это ситуации высокой неопределенности и непредсказуемости, когда риски для бизнеса потенциально катастрофичны, а ясности, что именно нужно делать, пока нет. Как правило, это различного вида противоречия и конфликты — внутренние или внешние, хронические или острые, в бизнес-процессах или между людьми. Резкое изменение конкурентной ситуации, накалившиеся споры между акционерами, ожесточившаяся борьба между менеджерами С-уровня, угроза потери ключевого клиента или команды сотрудников, “перегорание” основателя, сложное структурирование условий совместного предприятия, угроза срыва судьбоносной сделки с инвестором — все это экстремальные ситуации, когда успех зависит в первую очередь от правильно схваченной сути проблемы.

Здесь я узнал, что навыки, ценные в нормальной ситуации, то есть когда проблемы и решения очевидны, в экстремальной ситуации не всегда применимы и даже бывают вредны. Конечно, знание различных аспектов бизнеса полезно, равно как и пережитый опыт сложных сделок, провальных и успешных проектов. Однако, стержневым в бизнес-терапии оказалось не все это, а умение слушать человека в его ситуации. В Хаос нужно заходить с максимально открытым взглядом, чтобы увидеть то, что там есть, а не то, что хочется разглядеть. Для этого нужно оставить в стороне накопленный опыт, теории и ментальные модели, и сосредоточенно, словно гидроакустик на подводной лодке, слушать то, что говорит клиент. А точнее то, что он имеет в виду, когда говорит то, что он говорит и когда что-то недоговаривает.

Однако, стержневым в бизнес-терапии оказалось не все это, а умение слушать человека в его ситуации.

Я убежден, что клиент носит в себе не только проблему, но и ее решение. Моя задача — быть катализатором его процесса. Катализатор — это химическое вещество, ускоряющее реакцию, но не расходующееся в процессе реакции. Если я делаю свою работу хорошо, то в моем присутствии ответ как бы сам собой постепенно рождается из кокона проблемы. Причем качество моего внимания прямо определяет результат. Пока я слушаю клиента, мое “Я” (желания, тревоги, надежды и т.д.) должно исчезнуть. Джендлин говорил, что во время сессий он “берет отпуск от себя самого”. Однако, исчезая, я не сливаюсь с клиентом и его ситуации, а остаюсь где-то “in-between” — ровно на том расстоянии от его проблемы, чтобы, с одной стороны, тщательно изучить каждый нюанс, а с другой стороны, не быть отравленным или поглощенным конфликтом. Иногда это страшно и напоминает бег по ломающемуся льду реки. Однако, когда мне удается слушать клиента правильно, то он выражает в словах то, что давным давно уже носил в себе. Мне лишь остается взять в руки этот драгоценный камень, слегка его огранить и вставить в оправу.

Моя задача — быть катализатором его процесса.

Недавно я был поражен подтверждению своих размышлений, когда начал читать книгу “Никаких компромиссов. Беспроигрышные переговоры с экстремально высокими ставками”. Ее написал Крис Восс, известный практик сложнейших переговоров, который 24 года проработал в ФБР и вел переговоры о спасении заложников во всех уголках мира. Крис пишет: “В первые годы своей деятельности ФБР экспериментировало как со старыми, так и с новыми терапевтическими методами, разработанными специалистами в области консультирования. Все начинается с универсального посыла о том, что люди хотят, чтобы их поняли и приняли. Слушание — это самый доступный, но в то же время самый эффективный способ им это дать. Интенсивно слушая собеседника, переговорщик демонстрирует сочувствие и искреннее желание лучше понять, что другая сторона на самом деле испытывает. Исследования в области психотерапии показывают, что когда люди чувствуют, что их слушают, они склонны и себя слушать более внимательно, открыто оценивать и прояснять свои собственные мысли и чувства. Кроме того, они, как правило, занимаю менее оборонительную и оппозиционную позицию, охотнее прислушиваются к другим точкам зрения, что приводит их в спокойное и логичное пространство, где они могут конструктивно заниматься поиском решения проблемы. Концепция, которая является центральным элементом этой книги, называется Тактическая Эмпатия. Это — слушание как боевое искусство, балансирование тонкими нюансами эмоционального интеллекта и настойчивыми навыками влияния, чтобы получить доступ к разуму другого человека. Вопреки распространенному мнению, слушание — это не пассивная деятельность. Это вообще самое активное, что вы можете сделать”.

“Вопреки распространенному мнению, слушание — это не пассивная деятельность. Это вообще самое активное, что вы можете сделать” /Крис Восс/.

Одно дело увидеть ценность правильного слушания своей работе с клиентами по бизнес-терапии, другое дело — узнать, что даже в самых экстремальных переговорах с запределельно высокоми ставками именно этот фундаментальный навык помогает ФБР спасать заложникам жизнь. Чем дальше, тем больше до меня доходит смысл того, что я интуитивно делал последние семь лет. Без Фокусинга я бы никогда не смог заниматься бизнес-терапией, по крайней мере так, как понимаю ее я. Конечно, практический опыт работы в совершенно разных областях и на разных позициях, дал мне много навыков и знаний. Однако, только благодаря Фокусингу я научился принимать реальность другого человека такой, какая она есть. А также доверять тому, что человек (и его компания) в состоянии найти выход из практически любых ситуаций.

Очень странно, что мой главный актив — умение слушать, сформировался в результате подсознательных инвестиций в течение долгих лет. Но, может быть, это иллюстрация важного урока почему имеет смысл больше доверять себе? Кажется, Карл Юнг считал, что любопытство — это способ, с помощью которого вы будущий общается и направляет вас сегодняшнего. Наверное, сложно найти в жизни того, кто переживал бы и заботился бы о вас больше, правда?

Photo by Ryoji Iwata

Если вы дочитали до конца, то вам также могут понравиться следующие статьи: “Что делать, когда неизвестно, что делать”, “Корпоративный конфликт”, “Бизнес-терапевт — Ой, а как это?”, “(Как бы) скрытые возможности”, “Предприниматель и Одиночество”, “Под рукой” и “Забытое искусство слушать”.

Полных список моих статей можно найти на Medium, в блоге и на сайте. Подписывайтесь прямо здесь, на Medium, чтобы алгоритмы фейсбука ничего от вас не скрывали.

Я — бизнес-терапевт, помогаю предпринимателям, инвесторам и CEO диагностировать корневые проблемы в их бизнесе, найти и структурировать решение для реализации истинного потенциала компании, проекта или сделки. Подробнее о моем опыте и бизнес-терапии можно прочитать здесь.

Эта статья является частью “In-between” — проекта об искусстве жить между Хаосом и Порядком. Для этого я исследую жизнь с разных точек зрения — бизнес, семья, здоровье, спорт, психология, общество. Своими догадками и находками я делюсь через статьи, аудио-подкаст и видео-блог. Если вы хотите поддержать проект “In-between”, то вы можете это сделать на краудфандинговой платформе “Patreon”, став Патроном моего творческого проекта.

Спасибо за чтение! Вам понравилась статья? Вы можете нажать на кнопку 👏 “хлопнуть в ладоши” (чем больше, тем лучше), чтобы другим читателям было проще отыскать эту статью на Medium.

Как бизнес-терапевт, я помогаю предпринимателям быстрее принимать трудные решения на стыке бизнеса и личности.

Get the Medium app

A button that says 'Download on the App Store', and if clicked it will lead you to the iOS App store
A button that says 'Get it on, Google Play', and if clicked it will lead you to the Google Play store