Сон вам в руку

Fatchurofi

Я знаю людей которые не любят видеть сны. Они либо не высыпаются в такие ночи. Или даже попросту своих снов боятся. Ничего удивительного в этом нет. Существует много теорий по поводу источника и функции снов — от глубоко научных до крайне эзотерических, но кажется все они признают наличие некой силы, постигнуть которую наше сознание не в силах ни постигнуть, равно как и отрицать. А все, что сознательно не контролируется, вызывает безотчетный страх. Тем более с учетом того, что сны, словно древний китайский театр, почему-то предпочитают самую драматичную форму представления из возможных.

Мое отношение ко снам, наверное, изменилось после изучения работ американского философа, профессора Чикагского университета Юджина Джендлина. Он основал психотерапевтический метод «Фокусинг», который я очень внимательно изучал. Юджин считал, что сны способны подарить ценные инсайты, если особым образом задавать уточняющие вопросы и слушать ответы через свое тело как проводник. Благодаря Юджину я стал активно записывать и наблюдать свои сны.

Любопытно, что даже если кажется, что память вам изменяет и наутро вы ничего не помните, то это легко изменить. Достаточно перед сном положить рядом тетрадь и ручку, а сразу после пробуждения постараться записать ряд ключевых тэгов-слов, описывающих таящий сон. Даже если в первый раз это будет лишь одно слово, через пару недель таких упражнений, вы заметите насколько радикально лучше вы стали фиксировать сюжет своих снов.

Причем совсем не страшно, если вы не можете вспомнить конкретный сон. Юджин приводит отличную метафору — когда вы гуляете в осеннем парке, то вас тянет поднять роскошный упавший лист, который потом рука не поднимается выбросить. Но можно быть спокойным, что в парке полным полно других листьев, сравнимых по красоте с тем, что у вас сейчас в руке. Так и ваш сон — возможно в измененной форме, он будет повторяться вновь и вновь, пока что-то внутри вас не изменится, не сдвинется, сделав шаг вперед. Словно собака кусающая свой хвост, организм будет снова и снова возвращаться к тому, что вам не дает покоя, придумывая красочные вариации одного и того же сюжета.

Безумная красочность снов заслуживает отдельного упоминания. Как и многих, меня раньше пугало насколько мрачным, тяжелым, отталкивающим или пугающим может быть конкретный сон. Юджин говорит, что зачастую «dreams are flamboyant», то есть сны чрезмерно пышны, пламенеюще-цветисты. Однако также они полны свободы и пластики. Так, чья-то голова может быть брутально отсечена и в брызгах крови покатиться в траву, а уже через несколько мгновений прорасти в нового пышущего здоровьем человека. Меня очень успокоило знание того, что сны почему-то выбирают иносказательно-символическую, но всегда эксцентрическую, избыточную, вычурную форму, непредсказуемо видоизменяющуюся на ходу. Я стал относиться к снам как к необычным и увлекательным историям-загадкам, которые подсознание предлагает мне отгадать.

Признаться, я его, свое подсознание, хорошо в этом смысле понимаю. Я давно заметил, что люди гораздо лучше воспринимают комплексные, глубокие идеи не в прямолинейно-простой форме, но именно с помощью причудливых метафоры. Это звучит контринтуитивно. Казалось бы, просто скажи как оно есть. Проблема в том, что «мысль изреченная есть ложь», то есть любая явная и четкая форма, создавая полезную определенность, одновременно резко обрезает многогранный скрытый смысл. Так например, юристы отлично понимают разницу между буквой и духом закона. Поэтому словом как инструментом нужно пользоваться умело и осторожно, чтобы высказанное не убивало то, что подразумевалось, а наоборот двигало его вперед. Юджин, кстати, разработал эту тематику, назвав ее «philosophy of the implicit» (философия подразумеваемого/неявного). Поэтому неудивительно, что для самых важных идей, которые мы менее всего готовы радостно воспринять в силу каких-то детских травм или воспитания, наше подсознание использует наиболее сильную по метафоричности форму. Только так оно может надеяться на то, что мы рано или поздно прислушаемся к повторяющемуся сюжету и начнем сознательно менять себя.

Конечно, иногда сны настолько сюрреалистичны, что в них сложно увидеть какой-либо смысл. Также бывает, что сны раскручивают всего лишь тему вчерашнего инцидента. Однако, если продолжать терпеливо их записывать, то со временем сквозь очень разные истории начнет проступать один общий паттерн или мета-сюжет. Он может вам не понравиться или же смутить, но он обязательно будет крайне любопытным, как и всякая новая информация о самом дорогом для вас человеке, то есть о вас. Впрочем, некоторые сны настолько буквально обращают наше внимание на какой-то аспект, что сложно даже их интерпретировать как-то иначе.

Помню один свой сон. Я - командующий, и перед моими взором проходят части моего войска. Я знаю, что скоро нас ждет великая битва. Первыми идут стройные колонны воинов, похожие на римских легионеров. Они создают впечатление железной дисциплины и монолитного порядка. Колонн очень много, они текут и текут. Последним замыкает шествие необычный отряд, напоминающая одновременно скандинавских викингов, монгольскую орду и запорожских казаков. Шумная толпа двигается сумбурно, с громкими криками, свистом, без намека на какой-либо порядок. В них я ощущаю безумную отвагу, жажду воли и крови, лихость и непокорность. Они пьяны не вином, но готовностью сделать нечто немыслимое, нечто из ряда вон. Я почему-то знаю, что в решающий момент успех всего сражения будет зависеть не от могучих и стройных рядов основного войска, но вот от этой небольшой, но дикой орды. Когда судьба битвы повиснет на волоске, именно их я отправлю в бой. В то время как я наблюдаю веселое движение этих викингов, кто-то из стоящих рядом командиров спрашивает меня: «А ты в них не сомневаешься? Можешь ли ты им доверять?». В ответ я задумчиво качаю головой и шепчу будто сам себе: «Я даже не знаю, я даже не знаю…».

Меня давно интригует динамика взаимодействия двух мощных, но таких разных сил. Вероятно, рациональная и интуитивная части меня пытаются примириться друг с другом. Их легко друг другу противопоставить. Они и сами охотно раздувают свой конфликт. При желании в этом противостоянии можно увидеть своего ребенка и своего отца. Себя, как индивидуальность, и наше общество. Женское и мужское начало. Левое и правое полушарие мозга. Материя и Дух. Мир явного и неявного. Инь и Ян. Тьму и свет. Порядок и Хаос.

Подобных снов я могу рассказать много. Очень разные, они с разных сторон иллюстрируют одну и ту же мысль. Понял ли я ее? Смог ли внести в свою жизнь нужные изменения? Это станет ясно, когда подобные сны уйдут. Это будет значить, что интеграция прошла успешно. Я достиг страстно желанной гармонии. Когда же? И будет ли? Саша, лучше спи давай…

Как бизнес-терапевт, я помогаю предпринимателям быстрее ориентироваться в нестандартных ситуациях. Если вы попали в новую, нестандартную ситуацию, то вам наверняка пригодится мой бесплатный “Чек-лист предпринимателя: 12 шагов в тупике”.

Эта статья является частью “In-between” — проекта об искусстве жить между Хаосом и Порядком. Для этого я исследую жизнь с разных точек зрения — бизнес, семья, здоровье, спорт, психология, общество. Своими догадками и находками я делюсь через статьи, имейл рассылку и аудио-подкаст.

Спасибо за чтение! Вам понравилась моя статья? Вы можете нажать на кнопку 👏 “хлопнуть в ладоши” (чем больше, тем лучше), чтобы другим читателям было проще отыскать эту статью на Medium.

Как бизнес-терапевт, я помогаю предпринимателям быстрее принимать трудные решения на стыке бизнеса и личности.

Get the Medium app

A button that says 'Download on the App Store', and if clicked it will lead you to the iOS App store
A button that says 'Get it on, Google Play', and if clicked it will lead you to the Google Play store