Тайный смысл снов

Photo by Bruce Warrington

Когда-то я считал ночное забвение бесполезной тратой времени. А приходящие сны — в лучшем случае забавной причудой, этаким странным глюком ума, вроде разрядов статического электричества. И только лет пять назад, после изучения трудов американского философа и психотерапевта Юджина Джендлина, а потом Карла Юнга, а также, как ни странно, прохождения ритуала “аяуаска” в Перу, я в корне изменил свое отношение к снам.

Оказывается, сны могут иметь смысл. Нет, не тот заезженный бред, что предлагается на последних страницах желтых газет или в бормотании нафталиновых гадалок. Напротив, ваши сны имеют значение исключительно для вас, поскольку они глубоко индивидуальны. Они сотканы из вороха нитей личных переживаний, как листья для гербария, один к одному подобранных в лесу. Отличие лишь в том, что школьный гербрарий собирает ум, а сны рождает ваше подсознание.

О своем подсознании мы знаем мало, а зато оно знает о нас все. И хотя наш ум полон идей чего мы хотим и как нам будет лучше, внутри нас есть некое знание — что на самом деле нужно нам. Словно мы в себе носим некий компас, упрямо указывающий на персональный север как его ни развернуть. По сути, драматизм снов — лишь следствие нашего отклонения от стрелки компаса. Подсознание отчаянно пытается привлечь внимание ума к факту ухода в глухую чащу от индивидуальной тропы.

О своем подсознании мы знаем мало, а зато оно знает о нас все.

Конечно, поначалу сбивает с толку странный “язык” снов. Джендлин называл его “flamboyant”, то есть чрезмерно пышным, избыточно ярким и цветистым. Наши сны похожи на китайский театр, где каждая эмоция, каждый жест и сюжетный поворот наполнены драматизмом натянутой струны, которая вот-вот лопнет. Наверное, мы бы предпочли, чтобы подсознание доносило полезность снов через ясные понятные слова и образы, наподобие учебной методички в бизнес-школе или он-лайн курса “Excel для чайников”.

Photo by Paweł Czerwiński

Однако, прямолинейный язык хорош только если у слушателя и говорящего общая терминология и вообще парадигма восприятия. А если у слушателя принципиально иные убеждения на уровне скрытых аксиоматических допущений, то переубедить его попросту нельзя. Ведь постановка под сомнение базовых допущений будет означать расшатывание основы мировоззрения человека и риск его погружения в хаос небытия. Поэтому, когда речь идет о чем-то глубоком, интимном и важном, как например изменение личности или направления жизни, говорить можно только метафорическим языком.

Когда речь идет о чем-то глубоком, интимном и важном, говорить можно только метафорическим языком.

Нам хочется воскликнуть: “Ну почему нельзя просто сказать мне что не так и как это поменять! Я же умный/умная, все пойму и так и сделаю”. На что, если другим способом до нас не доходит? Что, если реальность годами пытается нам отчетливо преподать урок, но мы его упорно отвергаем? Снова и снова влипаем в один и тот же сценарий в разных декорациях и с разными людьми. Опять наступаем на те же грабли, бьющие больно одинаково, но сделанные из непохожего материала. В который раз испытываем мучительное чувство обиды, ярости, бессилия или стыда, несмотря на прожитые годы, переезд в другую страну или смену профессиональной индустрии. Как иначе подсознание должно дать уму человека понять, что его текущий образ жизни, мыслей и действий все глубже затягивает его/ее в трясину?

Метафоры бесполезно воспринимать буквально. Смысл быстро исчезает из них, как жизнь покидает ящерицу, если ее расчленить в попытках исследовать эту самую жизнь слишком буквально. В фильме “Амели с Монмартра” есть замечательная фраза: “Мсье, когда палец указывает на небо, дурак смотрит на палец.”. Сны используют символы не ради них самих, а чтобы эффективнее донести зрителю смысл, стоящий за символами.

“Когда палец указывает на небо, дурак смотрит на палец” /”Амели”/.

Со снами, как с младенцем, собакой или лошадью, нужен особый подход. Наивно ожидать от них ясной речи, но и глупо игнорировать реальность того, что происходит внутри них. Если собака ведет себя пугающе, подозрительно или странно, то это что-то значит, даже если пока мы не в состоянии это понять. Хороший воспитатель в таком случае начинает более внимательно наблюдать за поведением питомца, пытаясь разгадать “секрет”. Опытный дрессировщик, воспитатель или психотерапевт может с одного взгляда диагностировать суть того, что его “пациент” пытается выразить своими символическими выходками.

Кому-то могла показаться странной вышеупомянутая связь между обыкновенными сновидениями и экстремальным психоделлическим опытом церемонии “аяуаска”. Можно по-разному объяснять то, что там происходит с человеком. Есть точка зрения коренных народов Амазонки, практикующих ритуал более пяти тысяч лет. Есть мнение ученых — психологов, этно-ботаников и врачей. Реллигиозно-мистический взгляд тоже мне известен. Но есть и мой личный опыт, который позволяет заметить также и поразительную схожесть происходящего внутри меня во время церемонии с тем, что я иногда испытываю во сне. Только в случае “аяуаски” интенсивность всего — эмоций, образов, звуков, драматизма и значимости — в сотни тысяч раз мощнее. Можно было бы сказать, что ритуал — это турбо-сон на ядерном топливе. Но это сильное упрощение, поскольку тот опыт несопоставим со сновидениями по числу смысловых граней. Правильнее сказать, что обычный сон — это микроскопический образец одной из плоскостей опыта “аяуаски”.

Правильнее сказать, что обычный сон — это микроскопический образец одной из плоскостей опыта “аяуаски”.

После приема отвара (местные зовут его “medicine”), привычные психологические защиты растворяются, ум отпускает свою деспотическую хватку, а подсознание вырывается на волю. Вы видите иную реальность, о которой никогда не подозревали. Она может пугать до усрачки и/или восхищать до глубины души. В течение пяти-шести часов, пока действует отвар, катапультироваться невозможно — нельзя ведь убежать от самого себя. Даже закрыв глаза, вы продолжаете видеть те же образы, лишь на полтона слабее. Предугадать наперед, что вы там увидите исключено и это хорошо объясняется фразой “Аяуаска дает вам не то, что вы хотите, а то, что вам нужнее всего”. Иными словами, после взлета, вы уже не контролируете свой полет. Операция пройдет вне воли “больного”. Озарения вас догонят и причинят добро. Вам лишь остается дожить до конца церемонии и не задохнуться под тяжестью засыпавших вас драгоценных камней. Следующий день, месяцы и даже годы вы будете заниматься бережной разархивацией полученных “ZIP” файлов. Некоторым кажется, что основная ценность “аяуаски” в церемонии, но я прихожу к выводу, что основная химическая реакция происходит потом, а время дейстия отвара — лишь катализатор инсайтов и последующих постепенных изменений.

Озарения вас догонят и причинят добро.

Сны требуют такого же внимательного, терпеливого и вдумчивого подхода. Можно, конечно, возмущаться: “Ах, какой же жуткий у меня был сегодня кошмар! Как я рада, что я проснулась и все закончилось! Не хотела бы испытать это вновь”. К счастью, и это полезно помнить, сны непредсказуемы в творческом изменении сюжета. Так, брутально отрубленная голова может через минуту прирасти к телу, а разъяренный гризли-медведь может начать дурачиться, словно веселый медвежонок. Нужно лишь не бежать из кинотеатра, а дождаться продолжения фильма.

Поэтому, вместо испуга или отрицания, полезнее с любопытством задуматься, не повторяется ли один и тот же базовый сценарий в нескольких ваших снах, несмотря на различия в сюжетах. Или спросить себя - какое ощущение в теле возникает от сна в общем или от конкретного места, участников или ситуации. Кажется, что своей фантасмагоричностью сны вырваны из контекста, но вы удивитесь корням, которыми элементы сна питаются в вашей привычной жизни. Джендлин разработал подробный способ работы со снами в рамках его психотерапевтического метода “Фокусинг”, о котором можно прочитать здесь. Ничего подобного я ранее не читал в научной литературе, но с тех пор воспринимаю сны как ценный дар, а не как проклятие.

С тех пор я регулярно записываю по утрам сны. Поначалу кажется, что либо они редко приходят, либо слишком быстро забываются. Со временем, однако, оказывается, что фиксация снов — это тренируемый навык. Джендлин рекомендует класть рядом тетрадь с карандашом и записывать сны сразу после пробуждения с помощью ключевых слов. Потом они помогут восстановить сон в полном объеме. Недавно мне удалось записать целых семь (!) снов, каждый со своим отдельным сюжетом. Некоторые я прорабатываю самостоятельно, наиболее интригующие выношу на обсуждение со своим психотерапевтом. Совместная интерпретация смысла снов с профессиональным “спарринг-партнером” — отдельное удовольствие сродни подъему из глубин океана затонувшего корабля с сокровищами.

Можно считать, как я думал когда-то, что во сне треть жизни проходит зря. А можно допустить мысль, что мы пока просто не понимаем истинной ценности этой фазы жизни. Помимо очевидной пользы физиологического восстановления и оптимальной укладки фрагментов пережитого опыта прошлого дня, сон способен нам дать нечто большее — например, подсказку как нам нужно действовать в этом мире. Возможно, источник мудрости находится не только на пыльных полках библиотек, университетов или онлайн-курсов. Каждую ночь мы бродим возле источника, случайно касаемся его живой воды пальцами, но потом отворачиваемся, несмотря на острое чувство жажды. На ум приходит фраза героя древнего мультфильма “Используй то, что под рукой и не ищи себе другого”.

“Используй то, что под рукой и не ищи себе другого” /Филиас Фогг/

Если вы дочитали до конца, то вам также могут понравиться следующие статьи: “(Как бы) скрытые возможности”, “Аяуаска — для пережитого нет кнопки «Undo»”, “Зелье из лианы мертвых”, “Что делать, когда неизвестно, что делать” и “Практичная нелепость”.

Полных список моих статей можно найти на Medium, в блоге и на сайте. Подписывайтесь прямо здесь, на Medium, чтобы алгоритмы фейсбука ничего от вас не скрывали.

Я — бизнес-терапевт, помогаю предпринимателям, инвесторам и CEO раскрывать потенциал людей, идей и компаний. Подробнее о моем опыте и бизнес-терапии можно прочитать здесь.

Эта статья является частью “In-between” — проекта об искусстве жить между Хаосом и Порядком. Для этого я исследую жизнь с разных точек зрения — бизнес, семья, здоровье, спорт, психология, общество. Своими догадками и находками я делюсь через статьи, аудио-подкаст и видео-блог. Если вы хотите поддержать проект “In-between”, то вы можете это сделать на краудфандинговой платформе “Patreon”, став Патроном моего творческого проекта.

Спасибо за чтение! Вам понравилась статья? Вы можете нажать на кнопку 👏 “хлопнуть в ладоши” (чем больше, тем лучше), чтобы другим читателям было проще отыскать эту статью на Medium.

Как бизнес-терапевт, я помогаю предпринимателям быстрее принимать трудные решения на стыке бизнеса и личности.

Get the Medium app

A button that says 'Download on the App Store', and if clicked it will lead you to the iOS App store
A button that says 'Get it on, Google Play', and if clicked it will lead you to the Google Play store