Photo by David Clode

Томас де Торквемада (1420–1498) — основатель испанской инквизиции, первый великий инквизитор Испании. Отличался особой жестокостью. Благодаря суровому и непреклонному характеру, религиозному энтузиазму и богословской начитанности, подчинил своему влиянию даже Папу Римского.{Википедия}

Не так давно я впервые в жизни участвовал в сессии групповой психотерапии. Раньше я относился к подобным коллективным активностям со смесью недоверия, пренебрежения и даже страха. Мне казалось, что, во-первых, прийти в группу — значит поставить себе диагноз какого-то психического расстройства; во-вторых, я фантазировал, что ведущий мог оказаться опытным манипулятором, в то время как я буду в уязвимой позиции с “оголенным брюшком”; а в-третьих, вся индустрия тренингов “личностого роста” имеет слишком много шума, в котором чертовски сложно выделить ценный сигнал. Групповая терапия у нас ассоциируется лишь с алкоголиками, наркоманами и жертвами ПТСД. Однако, вопреки грузу предубеждения, я все-таки записался и пришел.

Три обстоятельства способствовали такому решению. Рекомендацию пойти я получил от мудрого и доброго человека, чье мнение уважаю и ценю. Также, последние несколько лет я пытаюсь быть открытым новому опыту и охотней иду навстречу тому, что мне некомфортно или чего я боюсь. И наконец, недавно я был модератором нескольких групповых сессий с предпринимателями и был заинтригован той особой динамикой, что спонтанно рождалась среди незнакомых людей. Наверное, лучшая иллюстрация непредсказуемости группового процесса — фильм “Двеннадцать разгневанных мужчин” 1957 года, который я часто друзьям рекомендую посмотреть. С тех времен как я начал работать в совете директоров компаний, то стало ясно, что в театр можно больше не ходить — настолько захватывающие драмы там разворачивались перед глазами. Вероятно, было в моем решении что-то еще, что можно назвать смутным любопытством, которому я учусь все больше доверять. Кажется, Карл Юнг остроумно писал о том, что наше любопытство — это способ, которым Будущий Вы направляет Сегодняшнего Вас. В этом смысле глупо игнорировать подсказки более мудрой версии себя.

Тренинг длился несколько дней. Собралось пару десятков человек плюс ведущая — психолог-психотерапевт с большим опытом. Люди всех возрастов и профессий, прибывшие из разных городов. Кто-то приехал на метро, кого-то привез на джипе личный водитель. Короче, очень пестрое собрание незнакомых друг с другом людей. Про различные аспекты тренинга я, может быть, напишу отдельно, а сейчас хочу рассказать лишь об одном моменте, сильно поразившем меня.

Помните реалити-шоу, где сразу же после первого знакомства, новая группа начинает пульсировать и жить как самодостаточный организм? Как в капле отражается океан, так и в группе можно узреть все наше общество. Нечто похожее вы, наверное, замечали и на работе, внутри компании, где каждый актер играет свою роль — молчун, целитель, посредник, активист, защитник, серый кардинал, бунтовщик и другие герои. Поразительно, как быстро каждый человек, хочет он того или нет, становится частью этой цирковой программы. Это особенно бросается в глаза в экстремальных условиях, искусственно создаваемых форматом тренинга.

Можно пойти на уровень глубже и в такой группе увидеть отражение того “общества”, что живет в вашей голове. Не секрет, что психика человека напоминает буйный цыганский табор, где множество голосов неустанно и свирепо борятся за титул “царя горы”. Как правило, некоторые из них действуют напористо и открыто, другие исподтишка ведут партизанскую борьбу. Как во времена средневековой “Смуты”, законные наследники и самозванцы сменяют друг друга с поразительной быстротой. Собственно, поэтому многим людям так тяжело избавиться от дурных привычек, как бы ни был очевиден их вред. Найти своего внутреннего Аттиллу, Чингизхана, Будду или Христа, который бы объединил враждующие голоса, выстроил бы четкую иерархию и мудро правил королевством нашей психики — труднодостижимая мечта. Неудивительно, что плохо работают “революцинные” диеты, никогда не исчезнут новогодние wish-листы, а методики пинания “дохлой лошади” своей мотивации используются лишь единожды, как презерватив.

Однако, не будем впадать в уныние. Слова “невозможно” и “тяжело” из паралельных миров. Неожиданно полезный урок может подарить опыт групповой терапии. Так, например, во время дискуссии, в спорящей со мной участнике я внезапно узнал… один из своих внутренних голосов. Некоторым из вас, моих дорогих читателей, он тоже знаком. Когда вы пробуете начать новое рискованное дело, принять судьбоносное решение или же опубликовать необычную (например, как эта) статью, в голове тут же раздается шипение: “Остановись! Ты допускаешь трагическую ошибку! И уже никогда не возместишь потери, не смоешь свой позор. С чего ты решил, что имеешь право публиковать свои мысли? Ты что — эксперт? А вдруг своей публикацией ты причинишь какому-нибудь человеку вред? Подумай дважды, трижды, а лучше — не делай ничего”.

Что бы вы не сказали ему в ответ — он отмахнется: “Твоего опыта ошибок и достижений недостаточно. Покопайся в теме еще с десяток лет, заработай еще один диплом, стань семикратным чемпионом мира, выведи компанию на IPO, напиши бестеллер “New York Times”, вынеси из огня старушку, получи Нобелевскую премию, стань Буддой — а иначе кто ты такой, чтобы раскрывать рот?”. Конечно, вы можете спорить: “Послушай, но ты же всегда недоволен, чего бы я не достиг. В твоих глазах я никогда не стану мастером. И потом, что значит “нанесу кому-то вред”? Я же никого не заставляю силой читать мои статьи или платить мне за услуги. Отпишись от меня, не читай, отвернись, пройди мимо. Я искренне пишу о своем личном опыте, ощущениях и восприятии. Если же твою мысль довести до логического конца, то выходит, что самим фактом своего существования я хоть кому-то в мире, да мешаю, перехожу дорогу, вызываю боль. Так что мне теперь, наложить на себя руки?”. Однако Великий Инквизитор неумолим в своем желании придушить на корню всякое мое движение вперед. Вопрос — что им движет?

Многодневный и интерактивный формат моего тренинга дал возможность понаблюдать и понять мотивацию моего Торквемады. За каменным фасадом неприступной башни, с высоты которой он привык расстреливать меня, я увидел лишь Страх. Глубокий иррациональный страх перед тем, чего он не понимает, перед трагедией, которая гипотетически может произойти. Он панически боится всего нового и незнакомого, поскольку в темноте леса ему мерещаться хищников голодные глаза. В ужасе, он укрепляет старые стены, цепляется за привычные концепции, чтит традиции, находя в такой консервации пусть временный, но столь желанный покой.

Нужно отдать ему справедливость — история человечества помнит примеры, когда целые города вымирали от бубонной чумы, беспечно отворив ворота чужеземцам. Существуют мнения, что до 95 % коренного населения Америки было уничтожено занесёнными европейцами болезнями. Про ужасающие последствия распространения вирусной идеи построения общества равных возможностей и результатов, мы, выходцы из СССР, знаем как никто другой. Соприкосновение с Хаосом действительно может разрушить привычный Порядок. Однако это лишь часть правды. Консерватор забывает, что текущий Порядок тоже когда-то был новизной и изначально сам был порожден Хаосом.

Встреча с неизвестным может как отнять старую, так и вдохнуть новую жизнь. Избегание же всего нового тоже убивает, только медленно, а потому не так очевидно. Нет ни одной структуры, концепции, теории, ритуала и практики, которая бы со временем не потеряла бы свою актуальность или не уперлась бы в тупик, ибо постоянно меняется сам Контекст Жизни. Рано или поздно, даже самые удачно расположенные и крепко выстроенные стены дадут изнутри трещину, будут разрушены варварами или напрочь сметены потопом. Однако Консерватору сложно с этим согласиться — он, как верный пес, готов охранять могилу своего хозяина от “врагов”. Святая функция Консерватора — защищать и охранять. Он искренен и беспощаден в своей заботе. Только вот это наивная защита, вроде популярного феномена сверх-заботливых родителей. Они кутают ребенка в искусственный кокон комфорта, подальше от “страшной” реальности, к которой тот, якобы, никогда не готов. Рано или поздно их ребенок окажется без опеки, будь-то в 15 или в 20 лет, и получит жестокую травму от столкновения со “злым и несправедливым” миром. Вместо воспитания адаптивного ребенка, все усилия идут на обеспечение безопасности. Намерение у Консерватора благое (спасение), но исполнение убогое (смерть). Ограждая других от пугающей новизны, он, конечно, прежде всего печется о своем страхе. Но укрываясь от рисков жизни, он в итоге не живет, а лишь медленно отравляет ядом апатии свой дух и тело. Скорпион, вонзивший в себя жало. Змея, кусающая свой хвост. Перефразируя Гете, мой демон — часть той силы, что вечно хочет блага и вечно совершает зло.

Одно дело спорить с голосом у себя в голове, другое дело видеть напротив себя его воплощение в живом человеке. После первой реакции раздражения, отторжения и гнева, мне со временем, кажется, удалось его понять. Я даже проникся состраданием к его, то есть и моей, осторожной жизни. В английском языке есть такое выражение “Ходить по яичной скорлупе” (“walking on eggshells”). Представьте, что дорога вашей судьбы вымощена такой скорлупой, а вы до чертиков боитесь шумом разбудить, ну скажем, символического дракона. Так детям бывает страшно ночью свесить с кровати руку — ведь раскрытая пасть только того и ждет. Но, как и с любой эмоцией, первый созидательный шаг — прочувствовать эмоцию в полной мере, осознав ее. В этом смысле мой груповой тренинг прошел не зря — за что я моему визави искренне благодарен. Через него я сумел увидеть и понять себя.

Конечно, голос из моей головы не исчез, но наши отношения слегка изменились. Теперь, когда он начинает шипеть, я лишь качаю головой, словно беседую с беспокойным стариком или испуганным ребенком: “Да, да, конечно, тебе снова страшно, ты волнуешься за нас, я тебя хорошо понимаю”. Говоря это, я продожаю заниматься своим делом. Статью, вот, пора публиковать, новые проекты запускать — короче, почаще ошибаться и копить опыт, а в процессе все глубже изучать себя.

О том, чем я занимаюсь, можно прочитать здесь

Другие мои статьи можно найти на Medium, в блоге и на сайте.

Эта статья является частью “In-between” — проекта об искусстве жить между Хаосом и Порядком. Для этого я исследую жизнь с разных точек зрения — бизнес, семья, здоровье, спорт, психология, общество. Своими догадками и находками я делюсь через статьи, аудио-подкаст и видео-блог. Если вы хотите поддержать проект “In-between”, то вы можете это сделать на краудфандинговой платформе “Patreon”, став Патроном моего творческого проекта.

Спасибо вам за чтение. Вам понравилась статья? Вы можете нажать на кнопку 👏 “хлопнуть в ладоши”, чтобы другим читателям было проще эту статью отыскать на Medium.

Как бизнес-терапевт, я помогаю предпринимателям быстрее принимать трудные решения на стыке бизнеса и личности.

Get the Medium app

A button that says 'Download on the App Store', and if clicked it will lead you to the iOS App store
A button that says 'Get it on, Google Play', and if clicked it will lead you to the Google Play store